October 20th, 2013

(no subject)

Друзья, я уверен на 99%, что стихи, которые я тут публикую, на хуй никому не уперлись, и их никто не читает, и пролистывает. Ну, это нормально. Но если кто-то вдруг, я бы вас попросил мне чуть помочь, а посмотрите 20-30 последних моих стихов и скажите мне, какое самое сильное, самое крутое стихо, самое понравившееся. Одно. Ну или два. Мне реально надо. Спасибо.
promo a_gonch may 27, 2014 09:35 1
Buy for 600 tokens
Это случилось, друзья! Спустя 2 года после выхода фильма! Интернет-премьера остросоциальной драмы от правообладателей. Фильм был снят в 2012 году, без поддержки государства и продюсеров, на собственные средства авторов и при помощи народного финансирования. Актеры и команда работали…
gonch

90-е

Вся земля, асфальт и дорожки были в разноцветных больших точках. Шлепках. Красках. Этими шлепками была усыпана вся площадь. Всех цветов. И это был космос. Тем более, что эти шлепки, каждый из них, были чьей-то страшной личной драмой. Это одно из сильнейших воспоминаний моего детства. В Нижний Новгород, где я родился и вырос, в 90-м году завезли первый иноземный аппарат для производства мороженого, шариков разноцветных, и вафельных конусов. В Сормово. И там стояли многотысячные очереди. Многотысячные. И отец меня повез туда, потому что там был весь город. И мы стояли в очереди 12 часов. Еще одно такое воспоминание - вкус батончика Nuts, которые завозили по субботам и выдавали в пионерлагере. Еще - спортивный костюм Adiais, который мне привез папа (он 4 года работал зам. министра по строительству в Камбоджии, которую СССР отстроили всю, после полпота, заново), и я пришел в этом костюме в школу, и меня вызвали к директору и директор сказал: Арсений, мы вас очень просим, не ходить так, ВСЯ школа завидует, нельзя так травмировать детей. Вечером ко мне подошел местный авторитет из старшеклассников и предложил "ружье" за мой спортивный костюм, что "ружье" это "рыжье", а "рыжье" это золото, я узнал через 15 лет. Случайно. Ну а еще я помню, что мой отец продал в 92-м непишущий (!) видеоплеер, привезенный из командировки, за 3,500 рублей, а "Нива" стоила 3 000 (сосед как раз эмигрировал в Израиль), но мы за 3,500 купили дом в деревне, который стоит до сих пор. А наш плеер был третьим "видиком", который был в городе, вообще. И еще... Да, у меня у единственного в школе была приставка для игр, прототип Dandy еще, модель еще до нее, с кассетой "101 игра". И чтобы ее не украли, папа врезал металлическую дверь в квартире, которую до сих пор можно сломать только танком, и строжайше запретил рассказывать о приставке в школе. Чтобы не ограбили. Так что в нее играли только мои друзья. Самые верные. А я на день рождения приглашал весь класс, все 40 человек, но это при мне закончилось. Перестройка, стали есть пустые макароны и советская привычка приглашать весь класс быстро ушла в прошлое. Такими были мои девяностые. Будучи маленьким, но уже умным и наглым, прочитав плакат "Перестройка", я спросил у отца: Папа, а перестройка это что такое? Это когда все дома будут разбирать и потом строить заново? Папа смеялся. Но так и случилось. 13 лет нет моего отца, чьи накопления, все, убил дефолт 98 года, 20 лет уже нет той страны, чей безумный бесконечный буйный и страшный воздух, воздух безудержной свободы, я успел глотнуть. Но теперь я думаю о другом. Сегодня в мире нет ценных вещей, любые адики (хотя это уже дико стремно, "адики") можно купить везде, как и еду, и одежду, и все, что угодно. А вот чтобы такого, чтобы ради трех пластмассок дверь огромную, противотанковую, построить, такого нет. И чтобы запомнить мороженки или Nuts, такого нет. Сейчас есть все. Глобализация позволяет купить одинаковый гамбургер и в Твери, и в Антарктиде. А мороженок нет. Они падали со стаканчиков, а дети плакали. А потом помнили, и помнят это горе, упавший шарик, всю жизнь.