May 16th, 2014

promo a_gonch may 27, 2014 09:35 1
Buy for 600 tokens
Это случилось, друзья! Спустя 2 года после выхода фильма! Интернет-премьера остросоциальной драмы от правообладателей. Фильм был снят в 2012 году, без поддержки государства и продюсеров, на собственные средства авторов и при помощи народного финансирования. Актеры и команда работали…

(no subject)

как же я ржу

Почему у женщин нет ни стыда, ни совести, ни мозгов

02.11.2001 14:08

Всякому приличному мужчине, к сожалению, следует время от времени думать о женщинах. А то он покроется прыщами, и у него от напряжения лопнут глаза. Такой мужчина довольно скоро станет неприятным и со временем умрет, оставив в наследство потомкам пачку недоеденных витаминов, коллекцию марок и пластмассовую расческу.

Поэтому остальным мужчинам следует периодически, до нескольких раз в месяц, думать о женщинах. Это может принести им облегчение, хотя, честно сказать, недолгое. Дело в том, что думать о женщинах неприятно. Едва только взявшись за это занятие, всякий мужчина понимает: у женщин нет мозгов, стыда и совести. А кому такое понравится? Впору собирать марки и есть витамины.

Многие спрашивают в этой связи: как быть? Отвечаю: никак. Спасения нет. Летальный исход неизбежен. У женщин действительно нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, поскольку они им не нужны. Наблюдения за женщинами показывают: в течение всей своей жизни они делают всего несколько вещей. А именно: маникюр и звонок по телефону с вопросом «Ты где?». Все остальное – истерики и критические дни. Для этого, конечно, ни стыда, ни совести не требуется. Не говоря уж о мозгах.

Едва родившись, любая женщина сразу закатывает истерику. Она кричит как полоумная, воет как белуга. Люди носят ее на руках, сюсюкают, пуськают, тетехают и тютитюкают. А она знай себе орет как ненормальная. Глаза навыкате, руки дрожат: а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Подите все от меня-а-а-а-а-а! Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Устав кричать, женщина начинает делать себе маникюр. Это единственное занятие, которое может отвлечь ее от истерики. Если женщина не кричит и не делает маникюр, значит, она выщипывает брови. В среднем, женщина тратит на маникюр семнадцать лет, восемь месяцев, три дня, сорок семь минут и двадцать секунд своей жизни. Остальное время она кричит и выщипывает себе брови.

Трудность, однако, в том, что жизнь сложнее и дольше. Поэтому женщине приходится худеть и толстеть. Нет ни одного существа на белом свете, которое могло бы худеть и толстеть. Цветы — пахнут, деревья — гнутся, птички — свистят, солнце — светит. Женщина же постоянно худеет и толстеет, и это доводит ее до исступления. Она говорит:

— Господи, кажется, я потолстела. — И закатывает истерику.

Когда вы пытаетесь успокоить женщину и говорите, что она вовсе не потолстела, а даже как-то похудела, она говорит:

— Господи, как же я похудела! Смотреть не на что! — И закатывает истерику.

Если женщина не бьется в истерике, не делает себе маникюр, не выщипывает брови, не худеет и не толстеет, значит, она потеряла стыд и совесть. Это значит, она открыла шкаф, стоит перед зеркалом голая и говорит:

— Так. Мне совершенно нечего надеть. В чем я теперь пойду?

Это не значит, что она куда-то собралась. Просто у нее нет ни стыда, ни совести. Впрочем, некоторые специалисты утверждают, что время от времени стыд и совесть у женщины все-таки появляются. Но это означает только то, что у нее начались критические дни. В критические дни женщина ведет себя иначе. Она не открывает шкаф, не стоит голая, не худеет, не толстеет, не делает себе маникюр и не выщипывает брови. В критические дни она просто кричит. Истошно, без стыда и совести, как белуга. Таких дней в месяце примерно семь. Однако их особенность в том, что есть еще дней десять отчаянья перед критическими днями и примерно столько же после. В течение этого непростого времени женщина не желает ничего знать. Относиться к этому следует с пониманием. Для того, чтоб что-нибудь знать, надо иметь мозги, стыд и совесть. А у женщин их нет.

Следует, впрочем, заметить, что в перерывах между критическими днями, маникюром, выщипыванием бровей, худением, толстением, стоянием перед зеркалом и истерикой у женщины остается немного свободного времени. Как правило, она использует его, чтобы позвонить по телефону. Когда женщина звонит по телефону, она обязательно дозванивается и спрашивает: «Ты где?» Вне зависимости от ответа женщина сразу начинает закатывать истерику и жаловаться, что ей нечего надеть, она исхудала, забыла, когда в последний раз делала маникюр, у нее скоро критические дни и она не желает ничего знать, поскольку у вас нет ни стыда, ни совести и думаете вы неизвестно чем. То есть известно, чем. Черт-те чем.

Спрашивается: зачем так устроено природой? Зачем же она не дала женщинам мозг, стыд и совесть? Я вам отвечу вопросом: а откуда б она их взяла? Все женщины ведь происходят от женщин, у которых нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, и от мужчин, у которых нет денег и головы на плечах, чтобы с ее помощью оценить маникюр, выщипанные брови, плоский живот, розовую кофту и ответить наконец на вопрос «Ты где?». Поэтому в сложившейся ситуации следует действовать только двумя традиционными способами: коллекционировать марки или периодически пуськать женщину, тетехать ее и тютитюкать. В конце концов, пусть себе орет как ненормальная. От крика тоже польза есть. Сидишь, как пенек, денег нету ни черта, башка глупая, глаза бесстыжие. Сидишь, в носу ковыряешь, слушаешь и думаешь: Господи, какое ж счастье! Я не одинок.

(no subject)

Я очень надеюсь, что упавшие высокотехнологичные спутники после смерти попадают в рай, а те, кто их роняет, криворукие потомки Гагарина, как и те, кто хочет заблокировать в России Твиттер и Фейсбук, как раз наоборот. Вообще, мне кажется, что падение спутников, законопроекты Мизулиной, стукачество, которое поддерживает Минкульт, воровство, запреты мата и Интернета – это все вещи одного порядка. Это как с людьми. Если человек злобный и мелочный, то он обязательно дурак. Не бывает так, чтобы человек злобный и подлец, а притом умница и талант. Все это в одной куче, Николай Васильевич Гоголь встает из гроба, и посмеиваясь, желает нам всем доброго утра. 

(no subject)

Поразительно вот еще что. Как и насколько все изменилось за последние полгода. И мы, внутри, и люди вокруг, атмосфера, буквально все. Судить вам, а я скажу, что в такие времена одно хорошо – становится яснее, кто есть кто, да и люди с головой видны лучше, что не может не радовать. Острее все становится что ли. Но это единственное хорошее. Чтобы не быть голословным, скажу, что последние полгода я работаю над одним  крупным медийном PR-проектом. Так вот мы там все в тихом ужасе. Мы  имеем дело с достаточно широким ресурсом, но информпространство буквально сломано событиями на Украине, выжжено, людей режь в прямом эфире, никто не заметит. Весь кириллический мир, кажется, двинулся и надолго. Вот эта патология уже о многом говорит, как это все было живо и как это все болело, и какие глубокие и страшные комплексы сидели в нас, о частных изменениях в себе каждый знает сам.

(no subject)

Говорю со знакомой из Лондона:
Она: Прочитала у тебя про фильм Германа, приехала в Россию, хотела с другом пойти, а он мне – Кто тебе насоветовал? Убил бы!
Я: Кто тебе такое сказал? Убил бы!
А вообще забавно, изнеженные европейцы любят кино пожестче, а у закаленных русских есть только два жанра – комедия и чернуха.

(no subject)

Не знаю, кто там режиссер фильма, но субтитры к нему переводили сотрудник центрального лондонского офиса BBC и кандидат наук из Лондонского университета.