August 13th, 2017

(no subject)

Вчера снимаем в машине, в тесноте страшной, зажатые впятером с оператором, звуком, актерами, с приборами и камерой, несколько часов, едем, снимаем. Я держу пальцами, на весу, нехилый такой прибор, и думаю: Блин, я с 2010 года снимаю кино и столько всего снял, столько всего получил, мне 38 лет, и я сижу и держу рукой прибор! Это же ненормально. Хорошо, что я не в начале прошлого века родился, точно стал бы каким-нибудь товарищем Дзержинским. Те еще фанатики были. Лютые, бешеные, несгибаемые, с юности и до самых седин наганы держали, не опускали. Вот как этот прибор. Хорошо.
promo a_gonch may 27, 2014 09:35 1
Buy for 600 tokens
Это случилось, друзья! Спустя 2 года после выхода фильма! Интернет-премьера остросоциальной драмы от правообладателей. Фильм был снят в 2012 году, без поддержки государства и продюсеров, на собственные средства авторов и при помощи народного финансирования. Актеры и команда работали…

(no subject)

После 23-х часовой смены, нескольких часов сна, суток напряжения на съемках #районтьмы просыпаюсь и ощущение, что неделю ничего не ел. Одеваю первую попавшуюся майку, первые джинсы, что нашел, шлепки, ибо на шнурки сил нет, и вываливаюсь в магазин. Это я потом только понял, что майка была откровенно в стирку, джинсы должны были отвезти в деревню, а на башке у меня химический эксперимент с сахаром из 10-го класса. Но это потом, а пока я зашел в магазин. Подхожу в колбасный и говорю хриплым голосом:
— Мне взвесьте, пожалуйста, три шпикачки, — а сам подумал, три много, две съем и добавляю, — Нет, давайте две.
Продавщица, женщина пожилая, вешает, бережно заворачивает и замечаю, что смотрит на меня участливо. Затем протягивает сверток и говорит голосом таким нежным:
— На 86 рублей, нормально будет?
И я беру свои две шпикачки, смотрю на ее и вдруг бац и я чувствую, что на дворе 1998 год, за окном родной город Горький, я Сергеич, что пришел из армии, а с работы за пьянку выгнали, что я стою в тельнике, после месячного запоя вышел купить закусь, стрельнул по пути стольник, что я небрит, жена ушла, забыли дети, вчера я подрался с Семенычем слесарем из депо, что надо бы уже завязывать, печень ни к черту, что даже соседка Нинель потрахаться не заходит, что старая мать последние годки тянет, надо бы образумиться, в стране бардак и жопа, на улице мусор, в голове гудит от спирта, но очень и очень захотелось шпикачек, пухленьких, как поросяточки, с жирком, в общем, совсем, как в детстве...
Все это промелькнуло в моей голове за мгновение. Я очнулся, взял шпикачки, ответил, что 86 рублей это нормально, я потяну, деловито кивнул головой, что вообще деньги есть, да и пошел себе в кассу.
По пути я все думал, кто же такой Сергеич? Но потом понял, что таких Сергеичей в детстве было у меня много. А я Арсений, сейчас 2017 год и вообще Москва. Но все равно как-то не по себе было. Только жаль было немного Сергеича, и мои мысли прервались, когда закипела кастрюлька, а значит, пора забрасывать сардельки. Эти маленькие поросятки варились, а я чувствовал себя путешественником во времени.
В магазин надо одеваться нормально.