Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ВСЕ МОИ ФИЛЬМЫ - СМОТРЕТЬ БЕСПЛАТНО

Какое кино смотреть на карантине. Например, мои фильмы. Это редкое в нашей стране авторское андеграундное кино. Снятое без рубля поддержки государства. За все эти фильмы получено более двадцати наград, и показаны они на всех континентах в сотнях городов и стран по всему миру.


Предлагаю посмотреть фильмы бесплатно, в хорошем качестве, без СМС. Четыре полнометражных фильма, короткометражный фильм и веб-сериал — первый в России веб-сериал, жанр: драма, триллер, социальное кино. Такого русского вы точно не видели.


Все есть на торрентах, в ГуглПлее, на Тунце, но даю от себя ссылки в коментариях. Кто после просмотра захочет заплатить — тоже сделаю такую возможность (никогда не делал, но пусть будет, гречки куплю).

Смотрите. За 10 лет ни разу никто не пожаловался, что посмотрев мой фильм потратил время зря. Зато благодарят зрители до сих пор

1. «1210» (Тысяча двести десять), 73 мин., игр., 2012 г. Драма. Фильм снят за шесть дней. Фильм получил 6 важных наград и Гран-При. Забавно то, что фильм окупил себя на денежных призах! Мой самый первый и любимый фильм. Показан от Сахалина до Нью-Йорка. Много раз был показан на федеральной телеканале Культура, хотя снят был нами на фотик и смонтирован буквально дома на кухне.

У этого фильма количество зрителей ичисляется миллионами. В этом фильме зарыто столько меня, что никто не поверит. И не найдет. Но смотрится фильм на одном дыхании (как говорят).

Collapse )
promo a_gonch may 27, 2014 09:35 1
Buy for 600 tokens
Это случилось, друзья! Спустя 2 года после выхода фильма! Интернет-премьера остросоциальной драмы от правообладателей. Фильм был снят в 2012 году, без поддержки государства и продюсеров, на собственные средства авторов и при помощи народного финансирования. Актеры и команда работали…

Конвейер

Жизнь на планете Земля

Спрятанная под пушистым ковриком атмосферы

Быстротечные смертные мы

Наши отношения

Подвиги

И особенно верлибры

Настолько дики и абсурдны

И все это так глупо

От рождения до смерти

Что я предлагаю отныне писать ежедневно

О самом малозначительном и ненужном

Как бы повторяя вселенную

Например иногда я смотрю на дуршлаг для макарон

И понимаю что он надолго переживет меня

Сразу после моей смерти его выкинут

Как выкидывают посуду после мертвых

Как будто они ели из нее мертвыми

И зачем я пишу эту глупость?

И зачем мне это знание?

Но я так и не придумал признаюсь и каюсь

На что потратить свою бесценную жизнь 

Данную мне единожды

Я любил и любил сильно

Я страдал и снова любил ранен

Я работал и жил и творил добро и зло

Я сокрушался что нет никакого бога

К сожалению я напоминаю себе небольшой завод

По производству всех этих реакций и эмоций

Рождающихся и превращающихся в ничто

Я знаю что стал невыносимо зануден

Но мне нужно вырваться из этого гетто

Черных мучительных вопросов

Зачем зачем тебе вырваться из них зачем

И из этого вопроса тоже

Вырваться и освободиться

Для бессмысленной любви

Для осмысленной смерти

Наверное так

Маленький завод по производству гончуковщины

Такого специального вещества

Для заживления ран черное мумие

Или мастика замазывать рамы на осень

Чтобы не дул ветер

В конце концов звезды занимаются тем же самым

Рождаясь существуя и сгорая и снова

Ты знаешь что солнце перед смертью раздуется до самого Марса?

Сожжет все нахуй

До самого Марса

И мою кастрюлю

Collapse )

Свободу Кириллу Серебренникову

То, что происходит с Серебренниковым, — катастрофа. Вне зависимости, посадят его или нет. Хотя если посадят... хотя нет, честно, я не верю в это, не могу поверить. Так вот это катастрофа. Гуманитарная. Моральная. Несмотря на все документы и всем известные детали дела. 

Я когда-то дружил с Кириллом, мы переписывались в личке, я приносил ему посмотреть свои фильмы, он спрашивал подробности, как я их снимаю, спрашивал, что бы я хотел поставить в его театре... Потом общаться мы перестали. Но до сих пор, а тем более после его спектаклей в "Гоголе", куда меня пару раз приводили мои девушки, я восхищаюсь этим человеком, преклоняюсь перед его талантом.

Сперва мне показалось, что его фраза "Сочувствую вам", ну, знаете... есть в ней некоторое высокомерие, что ли... Но потом понял, что Кирилл прав. Потому что вот сейчас я думаю о его деле и... сочувствую нам. Потому что есть вещи поважнее следствия. И да, не надо рассказывать мне про правосудие.

И последнее. В это время, вот в июне-июле, я должен был в эти недели и месяцы готовить большой, яркий, очень интересно придуманный сценаристами, кинопроект, сериал. С многомиллионным бюджетом. Не так давно мы (да, наша идея и заявка) выиграли грант у государства на производство цикла фильмов и сейчас мы должны были их снимать... Но несмотря на  проделанную большую предварительную работу и одобрение заявки на самом верху от проекта мои продюсеры отказались. Из-за выставленных заказчиком невозможных и откровенно рискованных для сложного производства условий. Как отказываются от госфинансирования на самом деле многие продюсеры. Почему? Потому что себе дороже. Потому что я не раз и не два слышал от знающих и опытных кинопродюсеров: "Государственные деньги? Ну уж нет, спасибо. Сидеть неохота", и они отказывались от этих денег. И правильно делали.

Так и живем. Свободу Кириллу Серебренникову. 

Ефремов - ДТП

С Ефремовым, конечно, страшная трагедия. Влезть бухим в джип и вылететь на встречку. По этой встречке мог ехать я, ты, ты. Водитель Газели, в которую влетел в лоб артист, сегодня утром умер. Простой работяга водила Серега, перевозивший морепродукты, нарвался на известного артиста. Пересеклись судьбы, бля. Семьи, родители, дети, жизнь исковеркана у всех.
И у Ефремова, который отныне не добродушный алкоголик, а убийца, тоже.
Безумно жаль всех. Хотя нет, конечно, к Ефремову еще и гнев есть у меня. В далекой молодости идиот и кретин я — был однажды выловлен ментами за рулем пьяным. До сих пор у меня ужас, когда вспоминаю. Теперь даже с похмелья за руль не сажусь, какой уж там глоточек. Нельзя, нельзя, нельзя, нельзя. Несовместимо, невозможно, никак. Бухой за рулем — уже убийца. Уже — убийца. Дело лишь за очень вероятным случаем.
Причем, ведь я вот знаю, что богема частенько ездит бухая. Кружка пива, бокал шампанского и за руль, это на моих глазах актеры и продюсеры проделывали не раз.
Ну если ты Ефремов, если ты бухарик по жизни, и у тебя джип, и ты ездишь по Москве с утра до ночи, ну возьми, сука, найми водилу за жалкую штуку баксов в месяц, он твою жопу возить будет, когда ты в сопли нажрался, ну, блядь! Ну возьми. Не убивай людей. Но нет же, он — бог, он садится, а в машине еще друзья сидят и смеются, и все смеются, у вас спектакль, кино, фуршеты, презентации, и жизнь удалась, и вы чуть важнее и чуть главнее остальной массы, и вы весело летите на встречку — убить работягу Серегу, который на старенькой Газели везет к вашему столу морепродукты.

Я

Проблематика моего "Я" очень сложная, как оказалось. Что я такое понять трудно. Если возможно.

Вопрос. Возможно ли, что когда-нибудь в будущем я вновь испытаю ощущение своего Я?

Конечно, нет. Я никогда больше не будет. Мое Я выросло и умрет вместе со мной. Но сам вопрос любопытный в том, как он раскрывает бред самого вопроса.

Я почему-то считает, что все вокруг изменчиво и разрушимо, кроме него. Откуда это железобетонное ощущение, что Я вечное, незыблемое, неубиваемое? Как будто со смертью моего конкретного Я уйдет нечто, что уйти не может?

Проблема с моим Я и с его будущей смертью кажется мне похожей на образ Мюнхгаузена, который тянет себя вместе с лошадью из болота. Но меня удивляет, почему я не могу поверить в свою смерть. До того, что представляю, как я где-то там появлюсь снова.

Нет, нет. Я умру и меня никогда нигде не будет. Я органика, я белок, я вещь, в конце концов. На меня распространяются законы физики.

Тяжела ты, ноша атеиста. Это я так шучу про себя. Но что-то в этом есть. Я есть, я существую, я умру и никогда не испытаю собственного Я. Я растворюсь навеки. Неповторимый, единственный, смертный.

Другой вопрос в том, что мне сносит крышу от понимания и ощущения того, как же мое Я зародилось, как же оно существует, как существует все то, где это Я появилось... Я это чудо. Но сама возможность существования чудо необъяснимое и еще более захватывающее.

Collapse )

!!!

Значит, редактирую сборник рассказов (фантастических!), которые я вообще начал писать случайно, ну вот захотелось, нужно было выписаться, потренироваться, размять руку, и редактура идет тяжко. Две страницы в день, хотя написать я могу десять... Но ладно, прорвемся.

Зато смотрю, как первые рассказы/главы выстраиваются по названиям:

⠀⠀

В темной комнате

Не осуждайте меня

Привет из Morternet`а

Первый маньяк

Смерть напарника

⠀⠀

И таких 17 штук. Рабочие названия трешовые, но внутри не так. Впрочем, адская смесь фантастики и драмы, диковато мрачный, но местами и светлый морок-мирок. В нем душно, остро, но яростно и весело, как в глубине задвинутого ящика летящего с восьмого этажа письменного стола. Не знаю, меня бешено штырит. Надеюсь и вас когда-нибудь.

(no subject)

в какой-то момент что-то переключается и после ужасов фантазий разглядывания себя в гробу и даже подсчета даты смерти (в каком десятилетии я умру?), ну, помните, как у Джойса, прекрасно было описано про "червивую постель", там герой представляет, как будет разлагаться — вот тоже самое; так вот, в какой-то момент вдруг начинаешь принимать свою смерть. не условную смертность, а самую настоящую смерть

смотришь на свою руку или на свою ногу

и такой думаешь

йоу чувак

а ведь этот родной и такой любимый кусочек плоти, твоя рука, так верно служившая тебе, такая надежная и приятная, такая клевая и чудесная, такая нужная и удобная рука, которой можно ласкать детей, убивать, довести до оргазма любимую, подрочить себе, насаживать червя на крючок

ой не важно

ты смотришь на розово-белую любимую ногу и понимаешь, что в общем-то достаточно скоро она будет валяться в земле и тупо гнить

да да вот эта самая нога

вот эта, твоя, такая нужная и любимая

я привык к своей ноге и руке так, как ни к кому не привык и привыкнуть не могу

но короче

однажды в голове происходит щелчок и ты понимаешь — умереть это нормально

не потому что это решение кучи проблем, которые ты не мог решить. не потому что избавление. не потому что да насрать что там будет дальше передохните все от какого-нибудь ковида-35, грешен, бывают у умерших такие мысли!! да пофигу им что тут дальше

нет, не поэтому

Collapse )

Смерть

Вот я живу, вот идут эти минуты. Вот я люблю, любил ее, страшно, огненно, так, что кости в руках перекручивались, и я любил, я помню это ощущение. Ощущение, что я часть природы, которая радуется, страдает, болит, но и дышит тоже. Дыхание тоже чудо, вот я дышу и это моя связь с комнатой, улицей, реальностью, нить и связь, не будет дыхания, я погасну. А чувствуя любовь, ты чувствуешь силу, мощь, притяжение, что-то звериное даже самой природы. Любил и смотрел внутрь себя и поражался, какая же во мне пропасть, колодец, глубина невероятная. И какая сила так с ума сходить по ней. Сила природы, из которой я состою, соткан, пронизан. Эти ощущения и наблюдения несут мне ощущение великолепия той силы, которой я принадлежу. Я часть той же силы, к которой принадлежит растущая трава, восходящее ежедневно солнце, ветер, камень, родившийся и растущий олененок.

Collapse )

(no subject)

Еще не дает покоя и тиранит постоянная мысль о конечности, замкнутости твоей — и существа, и существования, и вообще всего, до чего ты можешь дотянуться. То есть нет ничего не конечного. Все замкнуто, как программа, не открывающая тебе своего нутра. Есть машинки разборные, на винтиках, а есть запаянные, и вот они бесят больше всего, потому что как будто инженер заставляет тебя играть по его правилам и чертежам. Это удушающее чувство. Ты не можешь сам починить ее, нужно ехать в сервис. Или иначе, ты как книжка, ты существуешь внутри красочно и радостно, как фильм, от титра до титра, от рождения до смерти, но дальше тебя не пускают. Ты в тюрьме. От рождения до смерти, все, непреодолимые черты, как в старинной игре — пространство кончилось, за картой темнота. И это пиздец, как тоскливо осознавать. Внутри хорошо, уютно, клево, внутри счастье и все возможно, свобода и молодость, юность и любовь, дети и тепло, старение и мудрость, внутри все можно осознать, принять, простить, внутри все — огромный дар и счастье, но все это однажды схлопнется, придет мама и всех выгонит. Зачем? Почему? Мысль невыносимая в своей подлости. Чувстуешь себя игрушкой, которую можно сломать, продуктом, у которого срок годности, и он неминуемо кончится. И жмуришься на солнышке на палубе белоснежного лайнера, качаешься на волнах океана и в кресле, потягиваешь коктейль, гладишь ее гладкую нежную загорелую коленку, дремлешь, мурлычешь от счастья и вдруг хуяк, и сверху на тебя падает бетонная плита — ты оказался мухой, которую прибили мухобойкой. Жизнь концена. Следующий. Нет, нет, не вы. Вы — все. 

Collapse )

(no subject)

Помнит ли тот веселый китаец

(обязательно веселый, даже придурковатый)

Как хрустнуло на зубах черное смоляное

Крылышко сушеной летучей мыши

Которую он тут же запил Балтикой №9

Хрустнула мышь и хрустнул мир

И он запил его Балтикой №9

Помнит ли

Пандемия она как любовь

(в этом мире все как любовь)

Не веришь в ее силу

Бравируешь, выебываешься

До последнего

Пока она не берет тебя за жабры

И начинает душить

Умные люди говорят

Что эпидемия, разделив человечество

Только сблизила нас

Сделала более чуткими друг к другу

(Сука, страшно же!!)

Я же надеюсь и на то

Что мы вспомним, наконец, что смертны

Перестанем стесняться, что смертны

Сможем вслух произносить

Бесстрашно

Прекрасное слово «Смерть»

И тогда, возможно, в нас что-то изменится

И в мире будет чуть меньше дерьма и скотобоен (нет)

И чуть больше китов и дельфинов

Ну, как вариант

И человек покажет кудрявой вирусной клетке средний палец

И я продолжу верить в тебя и меня

Мы зашутим до смерти пандемию

И вирус умрет от щекотки